Close
Логин:  Пароль: 
Поиск на форуме:
Расширенный поиск
kadrovik-info.ru
buhgalter-info.ru
economist-info.ru
economist-info.ru
Журнал «Секретарь-референт»

В ближайшую неделю день рождения празднуют:
Статус неизвестенna-tu-sik, Статус неизвестенАнна, Статус неизвестенСветлана, Статус неизвестенКица, Статус неизвестенЕсеня, Статус неизвестенЕлена, Статус неизвестенKatrin, Статус неизвестенВероника.

Посмотреть все


Вы можете выбрать другой город для информера

Техника «ухода» – профессиональная деформация или основное качество идеального секретаря?

Статья была опубликована в журнале «Секретарь-референт» № 7 июль 2017.
Все права защищены. Воспроизведение, последующее распространение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения статей с сайта разрешается правообладателем только с обязательной ссылкой на печатное СМИ с указанием его названия, номера и года выпуска.

Про то, что профессиональные секретари владеют психологической техникой «ухода» и могут «раздваиваться», жить «на автопилоте», не принято говорить вслух. Мало того, многие даже не подозревают, что используют эту психотехнику постоянно. Разберемся, что такое техника «ухода», что в ней хорошего и что плохого и  как научится управлять этим механизмом.

 

Не так давно моя подруга рассталась с молодым человеком. Если честно, то он ее попросту бросил, на мой взгляд, довольно жестоко. Пришел однажды домой, сказал, что наконец­-то встретил идеальную девушку и поэтому уезжает. Подруга моя от таких новостей пришла в некоторое недоумение. Больше всего ее удивило  несоответствие новых реалий (молодой человек сообщил, что у них никогда не было отношений, они просто общались, она не в его вкусе) и его поведения в то самое время, когда он, как выяснилось, искал чистую, настоящую любовь.

 

Дело в том, что молодой человек был чудо как хорош: захочешь – не придерешься. Он казался заботливым, общительным, обеспечивал досуг, помогал в быту. Его лучшие качества можно перечислять бесконечно. И моя подруга никак не могла осознать, как это «не любил никогда», если он вел себя как влюбленный. Ведь только когда любишь человека, стараешься каждый день, каждую минуту сделать его жизнь хотя бы чуточку легче, если уж не получается сделать ее радостнее. И тогда я рассказала ей про…

психологический прием «уход»

Совсем не обязательно выходить из комнаты, чтобы уйти от человека. Присутствие физической оболочки, выполняющей определенные функции, не значит, что эти функции для тебя. Вовсе нет, просто этот режим настроен по умолчанию, для осуществления данных функций совсем не обязательно приходить в сознание. Говорят, что знаменитая фрейдовская зависть женщины к мужчине на самом деле как раз про это – про…

 

…умение уходить, оставляя физическое тело на том же месте.

 

Говорят, что мужчины, в отличие от женщин, владеют этим искусством в совершенстве. А еще этим приемом должны обладать профессиональные помощники руководителей и секретари, если они хотят сделать карьеру в нашей сфере.

Что такое «уход»? Это умение отключать себя от происходящего вок­руг. Наверняка многие из вас видели такие сцены или даже сами были их участниками: женщина долго и надрывно кричит на мужчину, а потом в какой-­то момент спрашивает: «Ты меня вообще слушаешь?!» Так вот, он не слушает. Потому что, как только началась истерика, он переключился на что­-то другое: на мысли о рыбалке, тенденциях мировой политики, пос­ледней прочитанной книге. Да на что угодно, но туда, куда он ушел, никакие посторонние звуки не проникают. Это даже не про отключение эмоций. Потому что то, чего не существует, никаких эмоций вызывать не может. Это именно про…

 

…способность разделять себя, свой внутренний мир и окружающую реальность.

 

А когда реальность отделена, ее всегда можно «выключить». При этом социальная активность в общепринятой форме остается сохранной: человек ходит на работу, делает, что нужно, общается с людьми – живет или работает «на автопилоте», по принципу «я отдельно – мир отдельно». Вспомогательный принцип: «люди – это те, кого ты сам людьми назначишь». В таком состоянии выполняемые обязанности, люди, с которыми приходится иметь дело, место, в котором человек находится, становятся такими же факторами, как природа и погода. Их, конечно, невозможно не учитывать. Но никто ведь не нервничает только из-­за того, какой унылый в марте пейзаж в средней полосе. Нужно просто одеться по погоде и взять зонтик.

«УХОД» КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ НАВЫК

Про то, что профессиональные секретари владеют техникой «ухода» и могут «раздваиваться», жить «на автопилоте», я догадалась не сама. Прежде чем это понять, мне потребовалось целый год ходить к психологу. Однажды в середине сеанса психолог всплеснула руками и воскликнула:

– Боже мой, вы ведь десять лет проработали помощником ­руководителя! Как же я могла это упустить?

– Диагноз, да? – криво улыбнулась я.

– Да, – грустно покачала головой психолог.

Об этом не пишут, и на форумах эту тему никто не обсуждает. На самом деле диагноз есть, а болезни нет.

Мы просто живем с этим, ничего не замечаем и вовсе не считаем, что с нами что-­то не так.

О профессиональной деформации даже школьники слышали. Только мало кто понимает, что это такое на самом деле. Как она выражается? В том, что портится характер и начинаешь ненавидеть свою работу? Это уже профессиональная деформация? Может, это просто усталость и гнет накопившихся проблем?

С врачами, например, всё ясно. Многие из них циничные, и понятно, что цинизм этот – просто способ отгородиться от тех бед, свидетелями и участниками которых они становятся каждый день. А у синоптика как проявляется деформация? И есть ли она вообще? А у рабочего на заводе, у дизайнера? Я не знаю, если честно.

Но я знаю, что у секретаря главврача больницы и у помощника директора гидрометеостанции симптомы одинаковые. Парадокс, правда? Сферы деятельности и должностные обязанности могут быть такими разными. Регионы, зарплаты, сами люди так не похожи, а деформация одна и та же.

 

Это можно назвать умением всем и всегда делать хорошо.

 

На первый взгляд кажется, что это изумительное качество. И вовсе это не деформация – это суперспособность. Но это только на первый взгляд, если не вдумываться, чем человек платит за эту способность.

Задача любой из наших психологичес­ких защит – помочь пережить сложную ситуацию, которую очень трудно принять и на которую повлиять невозможно. Главная идея – сохранить в сложных условиях физическое и психическое здоровье. Действительно, если долго не пропускать проблему через себя, то вполне можно дожить до тех светлых времен, когда она исчезнет безо всякого вмешательства. Но также велика вероятность, что вы за это время настроите механизм защиты так, что он перестанет выключаться.

 

Это способность выполнять любые действия,
«не приходя в сознание».

 

Представьте себе самолет, восьмичасовой ночной рейс на восток. Даже при том, что пилотов в ­кабине двое, было бы очень тяжело обходиться без режима автоматического пилотирования. Не только тяжело, но и опасно для здоровья и жизни самих пилотов и пассажиров. Но мы ведь знаем, что самолет в таком режиме находится не постоянно. Во­-первых, в любой момент может возникнуть ситуация, когда понадобится включить осознанность и принимать решения исходя из объективной реальности. То есть спрятаться от нее будет уже невозможно. А во-­вторых, куда более велик риск того, что вы всю жизнь станете проводить «на автопилоте». Например, не только на стрессовой работе, но и дома, и в компании друзей, и даже наедине с собой, если вы вообще продолжите хоть иногда оставаться с собой наедине. К чему это может привести? К тому, что из вашей жизни исчезнет радость. А так не должно быть, и ваше тело быстро вам об этом напомнит. Депрессии, неврозы, хронические лицевые зажимы – список последствий может быть очень длинным. Самое главное, что человек перестает чувствовать себя счастливым.

УЙТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ

Однажды я перестала любить мужчину и захотела с ним расстаться. Он никак не мог в это поверить, потому что в то же самое время я стала бесконечно заботливой: готовила ему любимую еду, записывала к врачам, гладила рубашки, организовывала совместные отпуска и досуг, выслушивала жалобы, давала советы, гладила по голове. Я обманула его точно так же, как тот парень обманул мою подругу. Мне невозможно было находиться рядом с нелюбимым мужчиной. И я «ушла». То есть тело присутствовало и выполняло различные функции, но меня рядом больше не было.

Как так вышло? Да очень просто. На тот момент я восемь лет работала помощником руководителя. Я заботилась, опекала, лелеяла и берегла трех очень разных, очень сложных, очень властных мужчин с отвратительными характерами и ужасными привычками.

Это невозможно пережить без вреда для здоровья. Но можно воспользоваться той самой психологической защитой, которая называется «уход».

Все необходимые для того, чтобы быть идеальным помощником, функции я стала выполнять, «не приходя в сознание». На первый взгляд, это крайне сложно. Но, на самом деле, по-­настоящему голову, психику, тело нужно включать, когда меняешь что-­то в своей жизни.

Куда легче войти в фоновый режим, где «на автомате» выполняешь изо дня в день одни и те же действия. В этих действиях ни разум, ни воля не ­участвуют. Это как режим автопилота в самолете. Даже тело может работать в режиме экономии.

Я могла болеть, чуть ли не умирать, но оказалось, что для того, чтобы организовать всё необходимое своим начальникам, мне не нужно даже вставать с дивана. Ну как всё – почти.

Однажды я отлучилась на пятнадцать минут, не предупредив начальника. Вместо меня на эти же пятнадцать минут в приемной осталась секретарь­-заместитель.

Ну не любил мой босс оставаться в одиночестве даже на три минуты. Вернувшись, я обнаружила в приемной зареванную коллегу, а в кабинете – красного, как рак, начальника. Коллега в ответ на мои вопросы могла только всхлипывать и размахивать руками, а шеф, набрав в грудь побольше воздуха, заорал, что меня уже «искали с собаками» и «сбились с ног».

На мой вопрос о том, что же случилось, он неожиданно спокойно ответил: «Я чаю хотел». Тут уже настала моя очередь набирать воздух и размахивать руками на предмет: «Ну вот же есть специально обученный человек, почему нельзя ее попросить?»

Тогда я еще не понимала природу этого феномена. Такие «концерты» казались мне совершенным абсурдом. Подруга моя смеялась: «Он просто думает, что у тебя в одной груди кофе, а в другой чай, и, если ты уходишь, ему грозит смерть от обезвоживания. А ведь горло у него пересохнет, и он даже не сможет позвать на помощь». Она была очень близка к истине в тот момент.

 

Когда кто-­то делает всё, что тебе нужно, и так, как тебе нужно, это вызывает зависимость.

 

Кажется, что повторить уже никто не сможет. Никто не сможет заменить. И уж точно никто не сможет сделать лучше. Потому что не нужно лучше, нужно именно вот так. Поэтому можно часто видеть, как руководитель кричит на помощника, топает ногами и всячески высказывает недовольство, но не только не увольняет, но и регулярно повышает зарплату и платит премии. И супружес­кие пары, вызывающие у сторонних наблюдателей глубокое недоумение, тоже годами живут счастливо именно поэтому.

 

Секрет в том, что это не результат слаженной работы с одним руководителем. Это именно деформация.

 

Со временем помощник руководителя приобретает свойство сходу понимать, что и как нужно делать практически с любым человеком, который встречается на пути. Наверное поэтому найти хорошего помощника сложнее, чем руководителя, с которым можно комфортно работать. Мы умеем приспосаб­ливаться, они – нет.

Не так давно мой босс вызвал меня к себе и сказал: «Я не могу выбрать, какой коттедж забронировать». Через три минуты коттедж был выбран: большей площадью, с более удобным расположением, за меньшие деньги (в более низкую цену не входили стоимость уборки, белья, полотенец, размещения детей). На обратном пути я удивилась: «Почему он позвал меня? Почему не позвонил супруге или другу, с которым они вместе едут отдыхать?» Да потому что он умный парень и отлично умеет оптимизировать процессы. Чтобы провести детальный анализ, мне не нужно выходить из «транса». Эти действия доведены до автоматизма. Я знаю, на какие цифры смотреть, где искать информацию, обозначенную звездочками, быстро считаю в уме. Человек, который разбирается в вопросе, может помочь сэкономить не только деньги, но и время. А также избавить от мук выбора.

Я СЧАСТЛИВА РАБОТАТЬ НА ТЕБЯ

Любой помощник обладает в избытке разными умениями: может организовать путешествие или любое другое мероприятие – от дней рождения членов семьи до крупных отраслевых семинаров, составить любые документы – от благодарственных писем до соглашений о неразглашении конфиденциальной информации, выбрать школу и репетитора ребенку, проконтролировать прием лекарств и выполнение в срок всех поручений, составить протокол совещания, выступить на том же совещании в качестве переводчика. Я могу до бесконечности перечислять все эти полезные умения.

Только вот дело вовсе не в них, не в этих умениях. Все эти навыки из разряда научений. Захотите – освоите. Более того, многие из них можно освоить, даже если вы этого совсем не хотите.

И дело даже не в умении подчиняться. Хотя именно этот дуализм – умение постоянно подчиняться и в то же время принимать решения – отмечают все помощники руководителя. Дело, если хотите, в том, чтобы делать это с удовольствием. Просто уметь подчиняться стоит совсем недорого.

 

 

А для этого нужно уметь включать описанный выше «автопилот» или действительно верить в то, что это и есть предназначение и смысл жизни. Я сама много писала о том, что помощник – от слова «помогать». И как это здорово на самом деле, и какую важную миссию все мы выполняем. И не то чтобы это не правда. Просто не вся.

Люди той особой конфигурации, при которой служение само по себе является высшей целью, даже среди помощников встречаются крайне редко.

Люди, которым действительно стоит служить, помогать которым – честь, встречаются, увы, еще реже.

А если вспомнить о том факте, что большинство начальников сохранили интеллект, но не психику, то сохранить свою психику помощнику помогает встроенный «автопилот». Это и есть одна из психологических защит, призванная нас спасать. В противном случае можно столкнуться с весьма неприятными последствиями.

 

Стокгольмский синдром

Моя подруга два года проработала помощником у совершенно сумасшедшей дамы. Таких понятий, как уважение к подчиненным, этика, правила приличия, для нее просто не существовало. Она кричала на людей, с которыми работала, публично унижала, могла ударить.

Моя подруга работала в режиме пятидневки: уходила из дома в понедельник утром, а приходила – в пятницу вечером. Рабочий день у нее начинался в шесть утра, а заканчивался – после полуночи. При этом в обозначенном промежутке времени возникали задания вроде «сумей добыть то, чего на белом свете вообще не может быть».

 

Стокгольмский синдром проявляется в том, что мученик любит и оправдывает своего мучителя.

 

Когда я спрашивала ее, как же она справляется, как она всё это терпит, как это в принципе возможно, то слышала в ответ слова восхищения этой «изумительной» женщиной, которой так непросто было достичь такого положения. А еще что-­то про перспективы, личностный рост, радость общения с удивительными людьми, гордость за решение сложнейших задач. Подруга не понимала, что заболевает.

 

 

К счастью, наши тело, разум и психика устроены таким образом, чтобы защищать нас до последнего. Если мы долго их не слушаем, они устраивают нам катастрофу всё с той же целью – защитить нас от разрушений. Карьера моей подруги как помощника руководителя закончилась восьмичасовой операцией, потом были полгода восстановления. Больше она даже слова «помощник руководителя» («секретарь», «персональный ассистент») слышать не может.

Нет, конечно, бывает и обратное. Бывают такие чудесные начальники, с которыми не нужен никакой «автопилот». Они адекватны и разумны в своих требованиях, они видят людей в своих подчиненных, для них слово «уважение» – отнюдь не пустой звук. С таким начальником можно выстроить то, что называется красивым словосочетанием «референтное партнерство». Я точно знаю, что такие есть. Потому что в этой жизни есть вообще всё. Вот только я никогда их не встречала.

Все остальные начальники (а в большинстве своем это мужчины) всю жизнь ищут «маму», чтобы их долюбили. Очень часто эта почетная обязанность ложится на того, кто ближе всего и больше всех их знает. Как правило, это не жена, а личный помощник. Поскольку любить этих мужчин невозможно, уважать крайне тяжело, а заботиться нужно так, как будто жизни своей без них не представляешь, то и включаются вот такие механизмы.

Я скажу неприятное. По большому счету в профессии на долгие годы, а то и на всю жизнь остаются именно те, кто подвергся вот такой профессиональной деформации. Остальные обретают крайне полезные умения и уходят в другие сферы деятельности.

ВЫКЛЮЧИТЬ «АВТОПИЛОТ»

Включить «автопилот» – это полдела. Самое главное – уметь его выключить. Большинство помощников руководителей настолько привыкают обслуживать чужие интересы, угадывать чужие желания, что перестают сначала слышать свои желания, а потом и вовсе их теряют. Поэтому нужно уметь «переключать режим», выходя с работы. Иначе вы рискуете прожить всю жизнь, занимаясь не своим делом, не своим здоровьем, не своими детьми, с мужчиной, которого не любите, в городе, которого не видите. Очень легко пропустить тот момент, когда ваша собственная жизнь начинает исчезать. Как понять, что пора спасать себя?

Увы, это не так просто, как кажется. Мы настолько встраиваемся в рутину, какой бы неприятной она ни была, что вырваться подчас бывает почти невозможно. И потом: ничего ведь не меняется. Каждый день одно и то же. И если нет тенденции к резкому ухудшению ситуации, то кажется, что менять ничего не нужно. Так ведь и вчера было, и в прошлом месяце, и год назад. Упадок сил и плохое настроение списываются на усталость, нехватку витамина Д и магнитные бури. Мы ждем лета в надежде, что будет больше солнца, а значит, больше сил и энергии. Но лето приходит и проходит мимо незамеченным.

Пару лет назад я вдруг поняла, что белые ночи заканчиваются. Я ждала их целый год, а так и не увидела. Не погуляла, не подышала воздухом, не срезала во дворе ветки сирени. Не сделала ничего из того, что я люблю. Я бы этого всего не заметила, если бы не свадьба подруги с ночным гулянием, присутствие на которой было обязательным.

Утром после свадьбы я ехала на работу. Ехала и думала о том, что я же мечтала погулять с друзьями ночью, как раньше, посидеть на Марсовом поле. Прошел целый месяц лета и белых ночей, а я не нашла для себя даже десяти минут.

Когда вы перестаете делать что­-то только для себя или для тех, кого вы любите, это самый тревожный признак.

Я поймала себя вовремя, я еще помнила о том, что меня радовало, чего я хотела. И тогда я просто начала это делать. Потому что стало понятно, что от всех тяжелых ситуаций я «ушла» куда­-то уж совсем далеко. Видимо, уход в себя перестал спасать, пришлось идти дальше. То есть я не работала в режиме «автопилота», я жила в нем и понятия не имела, куда же этот самолет летит.

 

Самое простое решение проблемы – начать делать то, что раньше приносило радость.

 

Конечно, если удастся вспомнить. Можно еще задавать себе вопросы: «Чего я хочу? Что мне нужно? Что меня радует? Что меня злит?» И если ответ на любой из этих вопросов будет связан не с вами, а с работой, детьми, политическим режимом, то такой ответ нужно автоматически считать неправильным. Правильные ответы: «спать», «торт», «новое платье», «поехать с подругой на Кипр», «сходить в кино», «погулять под дождем» и прочее. И если хоть что­-то из этого списка можно претворить в жизнь, то нужно немедленно бросить всё остальное и заняться выполнением желания. Да, просмотр отелей на Кипре тоже входит в это самое выполнение желаний. И это не про отвлечение в данном случае, это про то, чтобы вспомнить, что вам нравится, что раздражает, о чем вы мечтали, но так и не выполнили.

 

Три совета, как управлять автопилотом

1. Начинать выключать автопилот можно с десяти минут в день. На первых порах этого будет достаточно, а потом вам так понравится, что вы уже не сможете остановиться. Есть такая поговорка – «охота пуще неволи». Так вот, для того, кто забыл, что значит иметь желания, снова захотеть чего-то – уже огромное удовольствие.

2. За то, что вы наконец-то выполняете свои желания, нужно себя хвалить, а не ругать. Это очень сложно. Более того, для многих это еще и стыдно. Накладывается на советское воспитание, которое заботу о себе трактовало как махровый эгоизм и всячески порицало. Хорошо, что человек тоже животное, и условные рефлексы довольно легко у нас закрепляются. И если вместо того, чтобы винить себя за просмотр сериала, похвалить и назвать хорошей девочкой, то довольно быстро реакция закрепится, и вы будете считать это терапией, а не зря потраченным временем.

3. Можно обратиться за помощью к маме, родственникам, подругам или пойти к психологу, у них работа такая – учить людей слушать и слышать свои желания, а также уважать их и себя. Главное не стесняться того, что вам нужна помощь. Да и чего тут стесняться, никто не знает так хорошо, как помощник руководителя, что помощь время от времени требуется всем.

 

«Уход» – это плохо? Нет, не плохо. Всё, что помогает справиться с трудностями, хорошо по определению. Это не алкоголь и не наркотики, это естественная защита нашей психики. Если этот механизм запущен и работает, вы всегда можете применять его не только на благо себе, но и на благо людей вокруг вас. Главное – научиться им управлять.

 

© 2006—2017, ООО «Профессиональное издательство» — издательство журнала «Секретарь-референт».
Воспроизведение, последующее распространение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения материалов с сайта разрешается правообладателем только с указанием гиперссылки на данный сайт, если не указано иное.